Обзор судебной практики налоговых споров: оспаривание и обжалование решений по налогам и пошлинам

13.11.2018 13:36

В Латвии объединяющим все налоги и пошлины законом является закон «О налогах и пошлинах». Он устанавливает основы налогового права, взыскания и, таким образом, считается рамочным законом для всех латвийских налогов. С учетом общественной значимости и особой роли в улучшении коммерческой среды судебной практики в налоговых делах Верховный суд суммировал свою судебную практику об общих вопросах налогового права.

Распределение обязанности доказывания между налогоплательщиком

и налоговым учреждением

В налоговых делах у частного лица имеется особая обязанность сотрудничества, которая вытекает как из части 3 статьи 150 Административно-процессуального закона, так и из статьи 38 закона «О налогах и пошлинах» (п. 8 постановления Верховного суда от 13 февраля 2018 года по делу № SKA-92/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0213.A420433513.2.S), решения распорядительного заседания от 9 марта 2018 года по делу № SKA-876/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0309.A420277915.4.L), постановление от 16 мая 2006 года по делу № SKA-202/2006, п. 9 постановления от 19 октября 2012 года по делу № SKA-457/2012 (A42870309)). Если налогоплательщик представил первичные удостоверяющие сделку документы (договоры, счета), то уже налоговая администрация должна обосновать доказательствами, что имеются сомнения в наличии этой сделки вообще, ее  соответствии указанному в документах или связи с мошенничеством. В свою очередь, если такие сомнения достаточно обоснованны, у налогоплательщика в дальнейшем имеется основание попытаться устранить эти сомнения (ст. 38 закона «О налогах и пошлинах»), а также воспользоваться обычным распределением бремени доказывания, когда каждый должен доказать свои возражения (ст. 149 Административно-процессуального закона) (п. 8 постановления Верховного суда от 13 февраля 2018 года по делу № SKA-92/2018 (A420433513), п. 9 постановления от 21 ноября 2017 года по делу № SKA-278/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1121.A420411412.2.S)).

Служба не может принудить лицо доказывать не только его собственную позицию, но и позицию службы. Например, по делу SKA-35/2018 истец декларировал накопления в наличных деньгах. В ответ на вопросы службы о происхождении накоплений истец пояснил, что получил эти средства от дивидендов и продажи недвижимой собственности. В свою очередь, при ответе на возражения службы, что большая часть указанных истцом сделок была совершена путем безналичных расчетов, истец представил справку из банка, которая подтверждала изъятие в предтаксационном периоде наличных денег со счетов истца в соответствующем размере.

По мнению Верховного суда, истец исполнил свою обязанность сотрудничества и представил доказательства того, что на начало аудируемого периода в его распоряжении могли находиться наличные деньги в указанном в декларации размере. Возражение службы, что в упомянутой справке нет информации о совершенных истцом взносах наличных денег на счета, в общем правильно (поскольку упомянутая информация могла бы свидетельствовать об уменьшении накоплений в наличных деньгах истца), однако только это не является объективным доказательством для вывода, что такие взносы совершались. Без конкретных доказательств (выписки счета или соответствующих справок) это только предположение службы. Единственно общие указания службы на то, что истец в соответствующий период совершал платежи по кредиту, выдавал займы, приобретал собственность и доли капитала предприятий, также не позволяют объективно подвергнуть сомнению возможности истца создать накопления в наличных деньгах, поскольку не имеется конкретных сведений о размере таких сделок, а также что упомянутые службой сделки могли совершаться путем расчетов безналичными деньгами. Таким образом, чтобы подвергнуть сомнению представленные истцом доказательства наличия накоплений в наличных деньгах, служба имела право и должна была проверить происхождение накоплений в наличных деньгах также за более ранние периоды, либо получив конкретные доказательства самостоятельно, либо поручив истцу представить их (п. 7 постановления Верховного суда от 12 июля 2018 года по делу № SKA-35/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0712.A420533212.2.S) со сравнительной ссылкой на п. 8 постановления от 7 октября 2011 года по делу №  SKA-335/2011 (A42539808)).

Вместо этого служба только подвергла сомнению достоверность представленных истцом доказательств, но не обосновала свои сомнения доказательствами. Кроме того, она по делу также не могла утверждать, что дополнительные доказательства служба не имела возможности получить или что единственно сам истец мог быть источником такой информации.

Названные службой виды экономической активности лица свидетельствовали, что в распоряжении самой службы было достаточно много информации, чтобы в случае необходимости затребовать от истца доказательства о сделках, о которых служба знала. Бремя доказывания ложится на частное лицо в том размере, в котором подлежащие доказыванию факты способствуют принятию благоприятного для частного лица решения. Если истец представил доказательства происхождения накоплений в наличных деньгах (в конкретном случае справки банка о выплате наличных денег), то далее уже сама служба должна была обосновать с помощью доказательств, что имеются обоснованные сомнения в наличии этих накоплений. Только тогда, когда такие сомнения достаточно обоснованны, у налогоплательщика, в свою очередь, имеются основания пытаться эти сомнения устранить (п. 7 постановления Верховного суда от 12 июля 2018 года по делу № SKA-35/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0712.A420533212.2.S) со сравнительной ссылкой на п. 9 постановления от 21 ноября 2017 года по делу № SKA-278/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1121.A420411412.2.S)). Отклонив представленные истцом доказательства и используя аргумент, что они не подтверждают расходов истца, служба несправедливо распределила бремя доказывания, поскольку по существу принудила истца доказывать не его позицию, а позицию службы (п. 7 постановления Верховного суда от 12 июля 2018 года по делу № SKA-35/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0712.A420533212.2.S) со сравнительной ссылкой на п. 9 постановления от 21 ноября 2017 года по делу № SKA-278/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1121.A420411412.2.S)).

Использование собранных

в ходе аудита доказательств

По делу № SKA-1135/2015 истец выразил возражение, что его сделки были подвергнуты сомнению на основании констатированных в ходе аудита другого лица фактов, однако это лицо обжаловало решение своего аудита, и рассмотрение дела в судах всех инстанций еще не завершено. В свою очередь, Верховный суд по этому делу признал: тот факт, что часть собранных по делу в ходе аудита истца доказательств была использована также по делу об аудите другого лица, не является препятствием для их использования и оценки в качестве доказательств также по делу истца. Тот факт, что другое лицо обжаловало решение аудита по своему делу, не имеет значения, поскольку по делу об аудите истца в качестве доказательства оцениваются не адресованное другому лицу аудиторское решение, но разные объективно полученные факты и сведения, которые относятся к совершенным истцом сделкам (п. 6 решения распорядительного заседания Верховного суда от 12 ноября 2015 года до делу № SKA-1135/2015 (A420415512)).

Материалы уголовного дела

как доказательство

по административному делу

Как данные лицом пояснения, которые получены при выяснении существенных фактических обстоятельств по делу, так и полученные в ходе другого процесса свидетельства по административному делу допустимы в суде как письменные доказательства (п. 7 постановления Верховного суда от 10 июля 2018 года по делу №  SKA-51/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0710.A420599211.2.S), пп. 12.1 постановления от 13 сентября 2005 года по делу № SKA-235/2005 (C27234703), п. 7 решения распорядительного заседания от 6 сентября 2016 года по делу № SKA-1256/2016 (A420335214)).

То обстоятельство, что полученные в уголовном процессе доказательства еще не проверены в суде в установленном Уголовным законом порядке, не является препятствием для допустимости доказательств по административному делу. Суд сам в рамках административного дела оценивает значение упомянутых доказательств в доказывании существенных фактов в рамках административного дела. Оба процесса (уголовный процесс и административный процесс) являются самостоятельными и не зависят один от другого, в том числе в отношении оценки упомянутых доказательств. Таким образом, суд не ограничен в том, чтобы допустить и оценить полученные в рамках уголовного процесса доказательства (п. 7 постановления Верховного суда от 10 июля 2018 года по делу №  SKA-51/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0710.A420599211.2.S)).

Компетенция судов разных инстанций

в оценке доказательств

 Суд кассационной инстанции не проводит проверку доказательств и не пересматривает выводы судов низших инстанций о фактических обстоятельствах дела, но проверяет, не нарушил ли суд конкретные правовые нормы и не превысил ли границ своей компетенции (ст. 325 Административно-процессуального закона). Рассмотрение дела по существу с проверкой доказательств производится только в суде первой и апелляционной инстанций. В компетенцию суда кассационной инстанции не входит при проверке доказательств убеждаться в том, что исключена любая возможность, позволяющая в результате проверки доказательств сделать более благоприятные для кассатора выводы. Это явилось бы повторной оценкой доказательств по существу, что производится в суде первой и апелляционной инстанций (п. 7 постановления Верховного суда от 13 февраля 2018 года по делу № SKA-92/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0213.A420433513.2.S), п. 7, 8 постановления от 21 ноября 2017 года по делу № SKA-278/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1121.A420411412.2.S), п. 5 постановления от 6 декабря 2017 года по делу № SKA-305/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1206.A420600811.2.S)).

При проверке правильности применения части 1 статьи 154 Административно-процессуального закона суд кассационной инстанции мог бы признать эти нормы нарушенными, например, если сделанные судом выводы вообще основываются не на доказательствах, а только на предположениях, или если содержание какого-либо доказательства очевидно неправильно выяснено (например, суд вообще неверно прочитал письменный документ или пропустил при оценке какой-либо документ или часть свидетельств) (п. 7 постановления Верховного суда от 13 февраля 2018 года по делу № SKA-92/2018 (ECLI:LV:AT:2018:0213.A420433513.2.S), п. 7, 8 постановления от 21 ноября 2017 года по делу № SKA-278/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1121.A420411412.2.S), п. 5 постановления от 6 декабря 2017 года по делу № SKA-305/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1206.A420600811.2.S)).

 

Доказывание расходов конкретного лица

В соответствии с частью 1 статьи 11 закона «О подоходном налоге с населения» доход физического лица от хозяйственной деятельности рассчитывается как разница доходов от хозяйственной деятельности и связанных с их получением расходов. Таким образом, в расчет облагаемого подоходным налогом с населения дохода физического лица включаются те расходы, которые в связи с получением доходов имелись именно у конкретного физического лица (п. 7 постановления Верховного суда от 13 июля 2017 года по делу №  SKA-679/2017 (A42699208)).

По делу SKA-679/2017 признано, что, например, в случае продажи строений при определении подлежащей включению в расходы суммы недостаточно выяснить только то, сколько стоило строительство соответствующего строения, необходимо убедиться также в том, что именно конкретное физическое лицо финансировало соответствующее строительство в конкретном размере. Нельзя исключить, что в ситуации, когда лицо приобрело незастроенный земельный участок, этому лицу было выдано разрешение на строительство конкретных строений и на земельном участке возведены строения, которые конкретное лицо после этого продает как свою собственность, можно сделать предположение, что лицо соответствующие строения возводило на свои средства. Однако если по этому вопросу между участниками процесса имеется спор или имеются какие-либо показания, которые вызывают сомнения в покрытии затрат на строительство, такое предположение само по себе недостаточно для того, чтобы учесть при расчете подоходного налога с населения конкретные расходы. Таким образом, суд при проверке полученных по делу доказательств и оценке их во взаимосвязи с пояснениями налогоплательщика должен сделать выводы о том, достоверно ли то, что конкретные расходы возникли именно у конкретного лица (п. 7 постановления Верховного суда от 13 июля 2017 года по делу №  SKA-679/2017 (A42699208)).

Доказательства того, что конкретные расходы возникли именно у конкретного лица в соответствии со статьей 38 закона «О налогах и пошлинах», должен сохранять сам налогоплательщик, поскольку именно частному лицу лучше всего известны факты о его доходах, расходах и ходе хозяйственной деятельности (п. 8 постановления Верховного суда от 13 июля 2017 года по делу №  SKA-679/2017 (A42699208)), ср. с п. 9 постановления от 19 февраля 2016 года по делу № SKA-43/2016 (A420572510)).

Набор доказательств в таких делах не может быть необоснованно сужен. Например, по делу № SKA-679/2017 нет основания считать, что единственными доказательствами, которые могли бы подтвердить, что лицо само финансировало строительство, являются оправдательные документы (чеки, накладные и т. п.). Не исключено, что возможны также другие доказательства (например, доказательства того, что у конкретного лица имелись необходимые для строительства финансовые средства, показания свидетелей, которые подтверждают, что именно конкретное лицо рассчиталось за строительство), совокупность которых во взаимосвязи с последовательными пояснениями налогоплательщика о ходе строительства, фактических исполнителях, приобретении строительных материалов и способе расчетов позволила бы суду сделать вывод о достоверности того, что именно конкретное лицо само финансировало конкретное строительство. То, что не всегда имеется основание требовать, чтобы в качестве единственного основания для признания расходов налогоплательщика служил полноценный бухгалтерский учет, Верховный суд ранее признал в своей практике, указав, что лицу следует дать возможность иным способом доказать действительно возникшие у него расходы (п. 8 постановления Верховного суда от 13 июля 2016 года по делу № SKA-679/2017 (A42699208), п. 8 постановления от 28 декабря 2016 года по делу № SKA-24/2016 (A42869809)).

Приостановка исполнения решения

в связи с рассмотрением заявления

Если получено заявление об оспаривании принятого по результатам контроля (проверки, ревизии) решения, исполнение решения должностного лица налоговой администрации приостанавливается на срок досудебного рассмотрения заявления.

Часть 1 статьи 40 закона «О НиП»

По делу SKA-2/2006 признано, что как в судебной теории (п. 9 постановления Верховного суда от 1 февраля 2006 года по делу № SKA-2/2006 (A 42015704) со ссылкой на Brühl R. Entsheiden im Verwaltungsverfahren: Praxisnahe Anleitung zur Verfahrensgestaltung, Entscheidungsfindung und Bescheidtechnick. Köln: Kohlammer, 1990, стр. 153), так и в правовых нормах приостановка действия административного акта и приостановка исполнения административного акта обозначаются разными терминами и взаимно разделяются. Приостановка действия административного акта — более широкое понятие, которое включает в себя приостановку исполнения административного акта. Однако приостановка исполнения административного акта распространяется только на исполнение, а не на другие правовые последствия, которые установлены административным актом.

Частью первой статьи 40 закона «О налогах и пошлинах» предусмотрено, что в случае оспаривания приостанавливается только исполнение административного решения, а не действие решения. Таким образом, другие правовые последствия, которые установлены соответствующим решением, не приостанавливаются (п. 9 постановления Верховного суда от 1 февраля 2006 года по делу № SKA-2/2006 (A 42015704)).

Под предусмотренной частью 1 статьи 40 закона «О налогах и пошлинах» приостановкой исполнения решения понимается прекращение всех действий, а также остановка отсчета срока. Если налогоплательщик использует свои предусмотренные законом права оспорить решение налоговой администрации, у него не могут возникнуть неблагоприятные последствия, а именно — увеличение подлежащей уплате суммы. Так как у лица до оспаривания решения нет обязанности платить налог и денежный штраф, то нельзя говорить о наличии просроченных платежей. В свою очередь, если платежи не просрочены, нет основания применять статьи 29.1 закона «О налогах и пошлинах» (п. 11 постановления Верховного суда от 7 апреля 2008 года по делу № SKA-56/2008 (A42333905), постановление от 13 сентября по делу №SKA-191/2005 (A42006504), постановление от 21 ноября 2006 года по делу № .SKA-464/2006).

Такие выводы не противоречат сделанным по делу № SKA-2/2006 заключениям. Постановление не распространяется на расчет увеличения основного долга и денежного штрафа. А именно: условие увеличения основного долга и расчета денежного штрафа — это наступление исполнения решения. Если оно не наступило или приостановлено, нет основания рассчитывать увеличение основного долга и денежный штраф. В свою очередь, в постановлении по делу № SKA-2/2006 речь идет о статусе должника по налогам, в отношении которого компетентное государственное учреждение приняло решение, на основании которого соответствующему налогоплательщику следует уплатить в бюджет определенную сумму денег. В решении констатировано, что налог не уплачен (п. 12 постановления Верховного суда от 7 апреля 2008 года по делу № SKA-56/2008 (A42333905), п. 11 постановления от 1 февраля 2006 года по делу № SKA-2/2006, п. 11 постановления от 21 ноября 2006 года по делу №  SKA-464/2006).

 

Соглашение между Службой государственных доходов и налогоплательщиком

Договор о соглашении между Службой государственных доходов и налогоплательщиком заключается с целью прекратить правовой спор о рассчитанных в ходе проверки соответствия данных и налоговой ревизии (аудита) дополнительных платежах в бюджет или о констатированном необоснованном завышении подлежащей возврату из бюджета суммы.

Статья 41 закона «О НиП»

В налоговом праве имеются условия, при которых предусмотрено вмешательство в сферу прав частного лица. Поэтому наиболее значимой формой действий налоговой администрации является административный акт как односторонний инструмент публичной власти. Альтернативным инструментом, который в установленном законом порядке налоговая администрация может использовать в публично-правовых отношениях с частным лицом, является административный договор. Указанный в статье 41 закона «О налогах и пошлинах» договор о соглашении — это административный договор в толковании закона «Об устройстве государственного управления». Согласно правилам закона «Об устройстве государственного управления» административный договор заключается для того, чтобы прекратить правовой спор, особенно судебный процесс, или в случае, когда применяемые правовые нормы предоставляют учреждению свободу действий в отношении издания административного акта, его содержания или фактических действий (постановление Верховного суда от 25 сентября 2008 года по делу №  SKA-502/2008 (A42314305)).

Цель договора о соглашении — обеспечить эффективное исполнение функций налоговой администрации. А именно: договор о соглашении между налоговой администрацией и должником по налогам — это инструмент, который налоговая администрация может использовать, чтобы быстрее получить установленные законом налоговые платежи, не тратя государственные ресурсы на длительные споры об обоснованности рассчитанной задолженности по налогам. Таким образом, налоговая администрация при оценке возможности заключения договора о соглашении всегда должна оценить целесообразность продолжения спора и затраты на него (постановление Верховного суда от 25 сентября 2008 года по делу №  SKA-502/2008 (A42314305)).

Наличие спора в контексте заключения договора о соглашении не должно оцениваться узко и распространяться только на случаи, когда о наличии налоговой задолженности подан иск в суд. Считается, что спор существует также тогда, когда налогоплательщик не продолжил дальнейший процесс оспаривания/обжалования решения налоговой администрации, но вместо этого предложил заключить договор о соглашении. А именно: тот факт, что налогоплательщик сделал выбор в пользу того, чтобы не подавать в вышестоящее учреждение дальнейшее заявление и после него — иск в суд, а предложил заключить соглашение, не означает, что спор между налогоплательщиком и налоговой администрацией прекратился. Спор будет разрешен в момент, когда взаимные правовые отношения между налогоплательщиком и налоговой администрацией будут прекращены исполнением или отменой решения (постановление Верховного суда от 25 сентября 2008 года по делу №  SKA-502/2008 (A42314305)).

Договор о соглашении не подлежит заключению во всех случаях и по любому вопросу правовых отношений, когда налоговая администрация рассчитала для налогоплательщика налоговые платежи и денежный штраф. Так, например, соглашение об основной задолженности по налогам не имеет правовой возможности, поскольку это запрещено подчиненностью налоговой администрации закону: налоговая администрация не может соглашением отказаться от взимания установленных законом налогов. Для сравнения: в налоговом праве Германии признано, что в основном соглашение подлежит заключению об оценке фактов, когда обстоятельства дела нельзя выяснить или когда их выяснение потребовало бы большого и неадекватного потребления ресурсов, но соглашение о содержании правовых норм в основном невозможно (постановление Верховного суда от 25 сентября 2008 года по делу №  SKA-502/2008 (A42314305)).

Частью 1 статьи 41 закона «О налогах и пошлинах» предусмотрено, что Служба государственных доходов и налогоплательщик могут заключить соглашение, чтобы прекратить правовой спор о рассчитанных в результате аудита дополнительных платежах. При заключении такого договора истец и учреждение прекращают имеющийся между ними спор о налоговых платежах, в свою очередь, суд прекращает судопроизводство по делу, которое было возбуждено на основании упомянутого спора. В соответствии со статьей 284 Административно-процессуального закона в случае, когда судопроизводство прекращено, повторное обращение в суд против того же самого ответчика, по тому же самому предмету и на том же самом основании недопустимо (п. 6 постановления Верховного суда от 5 апреля 2013 года по делу № SKA-399/2013 (A420340712)).

Право обжаловать

административный договор

Из рассмотренных правовых норм вытекает, что упомянутый в части 1 статьи 41 закона «О налогах и пошлинах» договор о соглашении отвечает предусмотренному пунктом 1 части 1 статьи 80 закона «Об устройстве государственного управления» административному договору (п. 9 постановления Верховного суда от 5 апреля 2013 года по делу № SKA-399/2013 (A420340712)).

Предусмотренному в части 1 статьи 80 закона «Об устройстве государственного управления» договору о соглашении присуща природа мировой сделки. Поэтому при оценке возможности оспаривания такого административного договора следует учитывать включенное в Гражданский закон регулирование мировой сделки. В Гражданском законе предусмотрено, что мировой сделкой является договор, по которому правоотношение из спорного или вызывающего иное сомнение превращается посредством взаимных уступок со стороны его участников в бесспорное и несомненное (ст. 1881). Мировая сделка имеет одинаковое действие со вступившим в законную силу судебным решением, и потому мировая сделка не может быть в одностороннем порядке ни оспорена, ни отменена (ст. 1885). Если мировая сделка не исполняется одним из участников мировой сделки, то другой имеет право лишь требовать ее исполнения, но использовать прежнее, прекращенное мировой сделкой требование он уже не может (ст. 1886). Мировая сделка, заключенная вследствие обмана или принуждения, может быть оспорена (ч. 1 ст. 1891). Заключенная вследствие заблуждения мировая сделка может быть оспорена лишь тогда, когда принятое за действительно существующее обстоятельство, явившееся основанием мировой сделки, но вовсе не ее непосредственным предметом, позднее оказывается ложным (ч. 2 ст. 1891) (п. 10 постановления Верховного суда от 5 апреля 2013 года по делу № SKA-399/2013 (A420340712)).

Таким образом, в соответствии с Гражданским законом мировую сделку можно оспорить только в исключительных случаях, когда мировая сделка заключена вследствие обмана или заблуждения. В других случаях мировая сделка обжалованию не подлежит. Эти заключения распространяются также на административный договор, который заключен с целью прекратить правовой спор. Таким образом, это распространяется также на заключенный между частным лицом и учреждением договор о соглашении (п. 11 постановления Верховного суда от 5 апреля 2013 года по делу №  SKA-399/2013 (A420340712)). Если не может быть констатировано основание для оспаривания договора, лицо не может требовать, чтобы суд проверил его на наличие силы. Однако истец в соответствии с пунктом 4 части1 статьи 184 Административно-процессуального закона может требовать, чтобы суд проверил правильность исполнения договора о соглашении (п. 7—12 постановления Верховного суда от 5 апреля 2013 года по делу №  SKA-399/2013 (A420340712)).

Отказ налоговой администрации заключить договор

о прекращении налогового спора

Частью 1 статьи 41 закона «О налогах и пошлинах» предусмотрено право налогоплательщика инициировать заключение договора о соглашении. Эта статья не налагает на службу обязанности заключить договор с налогоплательщиком, поэтому налогоплательщик не может судебным путем требовать заключения такого соглашения. Оценка того, целесообразно ли государству в лице службы достичь с налогоплательщиком мирового соглашения, отказавшись от истребования денежного штрафа или пени, находится в компетенции генерального директора службы. Такая оценка окончательна. Заявление лица о заключении договора публичного права в порядке статьи 41 закона «О налогах и пошлинах» не подлежит проверке в порядке административного процесса (п. 8 решения Верховного суда от 24 сентября 2012 года по делу №  SKA-892/2012 (670024812/19)).

Возмещение ущерба

Каждый имеет право требовать надлежащего возмещения имущественного ущерба или личного вреда, а также морального ущерба, которые были причинены ему административным актом или фактическими действиями учреждения. Право требовать в порядке административного процесса возмещения распространяется также на случаи, когда ущерб или вред причинены необоснованными действиями учреждения или исполнительного учреждения (кроме случая, когда исполнительным учреждением является судебный исполнитель) на стадии исполнения административного процесса.

Статья 92 АПЗ

Если учреждение издало противоправный административный акт, лицо имеет основание ожидать, что государство после его отмены устранит последствия или ущерб компетенции, непосредственной причиной которых является этот административный акт. Следует отделять ущерб, причиной которого не является непосредственно административный акт или связь которого с административным актом является дальней (п. 9 постановления Верховного суда от 6 декабря 2017 года по делу №SKA-302/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1206.A420500912.2.S)).

Каждый иск о возмещении ущерба должен рассматриваться с оценкой связи конкретной запрошенной суммы с противоправным административным актом, а не с приблизительными соображениями о справедливости. Что, в свою очередь, требует констатации как причинно-следственной связи, так и размера конкретного ущерба с учетом совместной ответственности, если таковая усматривается (п. 21 постановления Верховного суда от 6 декабря 2017 года пр делу №  SKA-302/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1206.A420500912.2.S)).

То обстоятельство, что налогоплательщик добровольно уплатил установленные решением платежи до окончательного решения учреждения, не является препятствием для признания ущерба. А именно: то, что лицо добровольно исполнило административный акт, а не сделало нечто почти невозможное, чтобы от этого уклониться, это обычный порядок дел, который сам по себе не является основанием для лишения права на возмещение ущерба. Однако учреждение и суд должны учитывать признаки, которые свидетельствуют о возможной недобросовестности лица (например, искусственное завышение ущерба, в том числе если оно действовало таким способом, которым в обычных обстоятельствах разумные люди не действуют (п. 12 постановления от 6 декабря 2017 года по делу № SKA-302/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1206.A420500912.2.S)).

Часть 5 статьи 93 Административно-процессуального закона дает возможность отдельно требовать возмещения ущерба, который нанесен непосредственно принудительным исполнением. Таким образом, у лица появляется возможность требовать возмещения ущерба непосредственно и только от противоправного принудительного исполнения, даже если административный акт сам по себе является правоправным.

По делу № SKA-302/2017 суд констатировал, что неправомерность исполнения вытекала, в первую очередь, из противоправности самого административного акта, которая была констатирована позднее. С учетом этих обстоятельств дела суд признал, что если административный акт признан противоправным, лицо имеет право на возмещение всего ущерба, который причинил этот административный акт, обычно это будет именно исполнение административного акта, либо добровольное, либо в принудительном порядке. Кроме того, в общем случае ущерб подлежат возмещению и тогда, когда принудительное исполнение в тот момент, когда это произошло, было бы правомерным, а именно — если в соответствующий момент административный акт еще рассматривался как правомерный и в таком случае истцу не было необходимости его обжаловать (п. 15 постановления от 6 декабря 2017 года по делу № SKA-302/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1206.A420500912.2.S)).

Если административный акт признан противоправным, лицо имеет право на возмещение всего ущерба, который причинен этим административным актом. Если лицу для уплаты установленных административным актом платежей пришлось взять в долг деньги, то лицо имеет право требовать надлежащего возмещения связанных с ним расходов (п. 10 постановления от 6 декабря 2017 года по делу № SKA-302/2017 (ECLI:LV:AT:2017:1206.A420500912.2.S)).

Обобщение судебной практики Верховного суда

Латвийской Республики за 2005—2018 годы

Опубликовано в разделе Референт

Оставить комментарий

Архив
 
Абик Элкин, политический обозреватель газеты «Сегодня»

В теплой, дружеской атмосфере

Поскольку условно правые политики не в состоянии договориться о создании правительства, то в парламенте по-прежнему нет деления на правящих и оппозиции. И это обстоятельство крайне благоприятно влияет на работу парламента.

Сегодня 10:43

"Имею желание купить дом, но не имею возможности. Имею возможность купить козу, но - не имею желания. Так выпьем за то, чтобы наши желания всегда совпадали с нашими возможностями!", - говорит герой в одной известной кинокомедии. Подобная проблема стоит и перед жителями Латвии.

02.12.2018 12:32
Абик Элкин, политический обозреватель газеты «Сегодня»

Два сюрприза от Вейониса

На этой неделе Раймондс Вейонис громко напомнил о себе двумя сюрпризами. Во-первых, он, вопреки прогнозам, поручил формирование правительства не опытнейшему Артису Пабриксу, а лидеру Новой консервативной партии Янису Бордансу. А во-вторых, президент — впервые в истории Латвии, - определил конкретный срок, в течении которого Бордансу надлежит создать правящую коалицию и правительство.

08.11.2018 15:39
Николай КАБАНОВ

Суетология

Столетию Латвии - новое правительство? Не думаю...

09.10.2018 11:02

Вот и завершились крупнейшие в истории независимой Латвии военные маневры — и, знаете что, ваш автор не увидел за этот промежуток времени ни одной сплоченной группы военнослужащих.

06.09.2018 10:38


Актуальный вопрос

Вы патриот Латвии?

Журналы&Приложения
Website Security Test